Как начать работать с проблемным поведением?

    Методы прикладного анализа поведения позволяют решить многие проблемы в поведении. Однако часто родителям бывает сложно приступить к выполнению плана по коррекции поведения: им не хватает времени, чтобы следовать всем процедурам, часто не хватает помощников для выполнения каких-то действий, а также может мешать опыт неуспешных попыток работы с данной проблемой. Кроме того, работа со сложными и опасными видами поведения предполагает вовлечение всего окружения ребенка, а это тоже может оказаться непростой задачей.

Мамы детей с РАС делятся с вами своим опытом:

1. С каким нежелательным поведением Вы работали?

Наталья: Мой сын в поведенческой терапии с 2013 года. За это время мы успешно поработали с агрессией (ребенок очень сильно щипал других людей), с самоагрессией (удары по голове), с жеванием несъедобных предметов, с писаньем в штаны, с устойчивыми маршрутами, с отказом находиться в обществе сверстников (в садике)

Оксана: Мы работали с нежелательным поведением «агрессия, направленная на других» и «кусание себя», мой ребенок кусал себе щеку и губы изнутри, что приводило к постоянным травмам слизистой оболочки полости рта

Марина: Мы за год поработали с самым разным поведением, от жуткой самоагрессии, до проблем с посещением туалета. Мой сын мог падать на пол, ударяться головой о пол, стены, двери. Очень сильно кусал себя за руки. Мог плакать часами. Проявлял агрессию к окружающим: родителям, сестре, бабушке, другим детям. Были проблемы со сном, принятием пищи, туалетом. За этот год абсолютно все или решилось или стало гораздо лучше. Но наша работа не останавливается, т.к. далеко не все еще идеально.

2. С какими сложностями Вы столкнулись?

Наталья: Сложности есть. Потому что любое изменение поведения ребенка связано с изменением себя. Менять устойчивые реакции свои, мужа, бабушки - невероятно сложно. Но именно так и работает (и еще как работает!) прикладной анализ поведения - измени себя, и твой ребенок изменится тоже. Сложно обращать внимание на то, что раньше не замечал. Сложно отдавать отчет своим словам и действиям. Сложно видеть, как ребенок сопротивляется твоим осознанным действиям. Меняться - сложно для всех.

Оксана: Были сложности со сбором данных по поведению «кусание себя», потому как поведение случалось часто, иногда один раз в минуту. Также были сложности с соблюдением протоколов по поведению всеми членами семьи.

Марина: Сложностей на старте казалось огромное количество. Но, на самом деле, их не так уж и много, как кажется вначале. Конечно, многое в нашей жизни существенно изменилось. Но все это поменяло нас в лучшую сторону. Во-первых, распорядок дня. Мы стали использовать визуальное расписание для сына, чтобы снизить его тревожность и сделать окружающую среду предсказуемой. Вначале сложно было. Но сложно, конечно же, организовать в первую очередь себя, а не ребенка, чтобы следовать расписанию. Все четко, все по времени, действие за действием. Расписание - это большой плюс и для окружающих взрослых, мы стали больше успевать. Во-вторых, казалось, невероятно сложно не пропустить определенный интервал и дать поощрение, например. Но и тут со всем справились, у нас дома появился обычный кухонный таймер, который включался одним нажатием кнопки на определенное время и легко помещался в кармане у мамы, все очень просто. Следующее - это ведение форм. Сначала я все пыталась сразу занести в компьютер, что занимало больше времени, потом просто стала записывать на подготовленный лист бумаги, который всегда лежал в паре с ручкой в самом видном месте в доме. А вечером, когда все ложились спать, очень быстро переносила все в электронный вариант, несколько минут - и все готово.

3. Что Вам помогло?

Наталья: Помогло пошаговое руководство. Когда специалист по поведенческому анализу подробно расписывает все шаги и контролирует их, ты чувствуешь себя частью команды. Эффективной команды. И, несмотря на сложности, есть возможность отслеживать малюсенькие шажочки на пути к цели. Когда видишь их - видишь результат, а когда видишь результат - можно свернуть горы.

Оксана: Помогли супервизии со специалистом, своевременная коррекция действий членов семьи, грамотные и точные протоколы по данным проблемам.

Марина: Мне помогли в этом, конечно, отличные специалисты, супервизор, куратор, инструктор. Спасибо им огромное! Они исток того, чего мы сейчас добились. Но основная практическая работа с поведением, конечно же, ложилась на семью, т.к. поведение происходило в обычной жизни и эффективно работать с ним только в рамках занятия было, конечно, нереально. Таким образом, можно сказать, что у нас работа с поведением шла 24 часа в сутки. Колоссальную поддержку я получала от специалистов, работающих с ребенком. Просто невероятную. Для меня это сыграло очень большую роль. Думаю, что каждому человеку нужна поддержка. К сожалению, в самом начале пути, я не получала должной (как мне казалось) помощи от всех членов нашей семьи. Все почему-то думали, что все будет волшебно быстро, и сказочное исцеление неговорящего и агрессивного ребенка пройдет феерично. Но я к тому времени уже получила базовую теорию и знала, что все будет, но не быстро. Конечно же, через какое-то время в работу включились все члены семьи. И уже все знают, что такое поощрение, трёхкомпонентная модель поведения и как это работает. Еще мне очень помогла вера в себя. Я абсолютно уверена, что справиться возможно, главное приложить для этого усилия. А когда твои усилия дают первые, такие маленькие, но такие долгожданные результаты, хочется вкладывать еще больше, идти напролом и более уверенным шагом.

4. Что бы Вы посоветовали тем, кто только начал работать с поведением?
Наталья: Первое и самое главное (!)- начать работать с ним! Часто нам, мамам, кажется, что все не так уж и плохо. Подумаешь, ребенок закричал в автобусе, чтобы его пустили на сиденье, он же ребенок....Это удобный путь, но он заводит нас в такие дебри, из которых потом очень сложно выпутаться. Чем раньше мы начинаем коррекцию, тем лучших результатов достигаем.
Оксана: Вам поможет терпение и уверенность, что все получится, а также четкое соблюдение протоколов коррекции. Готовьтесь к тому, что работа с нежелательным поведением может занять длительное время.

Марина: Я бы посоветовала собрать всю силу в кулак, подготовиться морально, настроиться на то, что работать нужно, само оно не пройдет. И чем быстрее эту работу начать, тем эффективнее она пойдет. Придется потрудиться, конечно, но если не делать ничего потом будет хуже, а ребенок растет...Представьте, просто, на секундочку, сможете ли вы справиться с ним, когда он будет на 3-4 года старше. Я бы точно не смогла. А что его бы ждало дальше. Сейчас меня ничто уже не переубедит свернуть с этого пути. Результат работы очевиден. Если кратко, то: ребенок не набивает себе огромные шишки и синяки, я перестала плакать из-за этого по ночам, мы всей семьей стали жить лучше и счастливее. И, я уверяю, оно того стоит в миллион раз больше, чем себе это можно представить.

Желаем вам терпения и уверенности!

Статья подготовлена Евгенией Чульжановой