Мифы и заблуждения о прикладном анализе поведения

Прикладной поведенческий анализ является экспериментальным методом, эффективность которого не доказана научно.

Это утверждение не имеет ничего общего с действительностью. Принципы, методика и общая эффективность прикладного поведенческого анализа подтверждены наибольшим количеством научных доказательств, нежели в случае любых других терапевтических и образовательных программ для детей с аутизмом. Более чем в десятке профессиональных журналов, посвящённых научным основаниям терапии аутизма и задержки психического развития, были опубликованы тысячи работ на данную тему (среди них — крупномасштабные групповые исследования). Более того, прикладной поведенческий анализ в настоящее время является единственным методом терапии аутизма, рекомендованным Министром Здравоохранения США для достижения долговременного благоприятного эффекта. В 3-й части Доклада о психическом здоровье (1999) Министра Здравоохранения США говорится: “Тридцать лет научных исследований продемонстрировали эффективность применения поведенческих методов для коррекции нежелательного поведения и развития коммуникативных, учебных и социальных навыков”.

Прикладной поведенческий анализ просто тренирует детей вести себя определённым образом, но не объясняет им ПОЧЕМУ.

Одно из заблуждений состоит в том, что в рамках прикладного поведенческого анализа дети не развивают самостоятельное мышление, а попросту учатся определённым образом реагировать на стимулы. В действительности же в любом обучении присутствует некоторая доля зубрёжки и «натаскивания», будь то в рамках прикладного поведенческого анализа, в обычной школе или же при воспитании родителями. В любом случае от ребёнка иногда требуется вести себя определённым образом просто потому, что «так сказала мама (папа, учитель и т. д.)». Кроме того, люди вообще не всегда осознанно контролируют своё поведение. Под «натаскиванием» подразумевают создание неосознаваемых привычек в поведении – однако этот элемент присутствует не только в прикладном поведенческом анализе, а в любом обучении. Часто наш выбор поведения представляет собой привычку или реакцию на стимул. Например, при чистке зубов мы не задумываемся о каждом отдельном действии: как намочить зубную щётку, выдавить зубную пасту, поднести руку ко рту и т. д. Эти привычки сформировались на основе направляемой практики, которая завершалась успехом, в свою очередь приводившим к повторению. Действительно, прикладной поведенческий анализ хорошо справляется с задачей разбиения простых на первый взгляд задач, таких как чистка зубов, на маленькие шаги. Ребёнок обучается этим шагам по отдельности, что завершается успехом, которого могло бы не быть при использовании другой методики. Однако утверждение, что прикладной поведенческий анализ ограничивается лишь формированием привычек, совершенно не соответствует действительности.

Как и в случае любого обучения, хорошая программа в рамках прикладного поведенческого анализа направлена на все потребности ребёнка, в том числе на развитие речи, навыков социального взаимодействия, решения задач, гибкости мышления и понимания психического состояния другого человека. Поскольку все эти навыки обладают комплексной природой, они подчиняются тем же поведенческим принципам, что и любое обучение. Таким образом, вопрос на самом деле заключается в том, достаточны ли опыт и творческий подход конкретного терапевта для того, чтобы управлять обучением этим более сложным процессам. Возможно, первые программы по прикладному поведенческому анализу слабо справлялись с этой задачей, но причиной тому был недостаточный опыт терапевтов в применении принципов данной методики, а не неверность этих принципов самих по себе. Сильная сторона прикладного поведенческого анализа заключается в том, что в нём используется научный подход, а, следовательно, последние достижения становятся широко известны благодаря публикациям в научных журналах. За последние 40 лет в области прикладного поведенческого анализа было совершено множество открытий и накоплен огромный опыт даже в самых сложных вопросах. Важно помнить, что прикладной поведенческий анализ – это наука, призванная приносить практическую пользу.

задумчивый-ребенок

Прикладной поведенческий анализ — это дрессировка животных, адаптированная для использования с людьми.

Прикладной поведенческий анализ направлен на глубокое понимание причин человеческих поступков. Именно благодаря этому пониманию консультанты по прикладному поведенческому анализу могут помочь клиенту делать более эффективный выбор, приводящий к счастью и успеху. Тот факт, что это понимание может использоваться специалистами при работе со взрослыми, детьми и животными, ничуть не преуменьшает его значимость в занятиях с детьми с аутизмом. Когда я слышу этот миф, я не могу сдержать смех и думаю: «Хм, а ведь люди кормят мясными костями своих собак. Значит ли это, что стейк по нью-йоркски под перечным соусом — это просто собачья еда, адаптированная для людей?»

В прикладном поведенческом анализе детей подкупают угощениями и игрушками / Прикладной поведенческий анализ приучает детей получать лакомства в качестве поощрения.

Одно из самых распространённых заблуждений о прикладном поведенческом анализе относится к роли процесса подкрепления, на котором основывается этот научно обоснованный метод. Все мы понимаем, что в реальной жизни мы чаще всего повторно совершаем те поступки, которые в прошлый раз привели к положительному результату. Успех приводит к повторению — вот какой принцип формирует модель нашего поведения и, в конце концов, участвует в становлении личности. Поскольку подкрепление происходит после определённого поведения, речь не идёт о подкупе. При подкупе мы говорим: «Если ты поведёшь себя таким-то образом, я дам тебе то-то и то-то», — то есть договорённость предшествует поведению. Подкрепление же, в отличие от подкупа, следует за поведением. Многие программы по поведенческому анализу вообще учат, что утверждения типа «Если … то» часто неуместны в педагогике. Кроме того, правила прикладного поведенческого анализа лишь предписывают, когда и зачем должно применяться прикрепление, но не ограничивают, что конкретно может или должно выступать в этой роли. Конкретный стимул, служащий подкреплением, не должен и не может определяться разработчиком программы прикладного поведенческого анализа. Вместо этого он должен выбираться на основе того, какие стимулы реально приводят к повторению поведения.

В большинстве случаев в качестве подкрепления служат некоторые виды еды, доступ к определённым вещам, физическая и ментальная стимуляция, внимание и похвала. Мы едим, потому что еда нравится нам на вкус и / или даёт нам энергию; мы читаем книги, потому что это оказывает положительное воздействие на наш мозг; мы в основном дружелюбно ведём себя с окружающими, поскольку это приносит нам внимание, похвалу и довольство самими собой. Всё это относится и к детям с аутизмом, хотя и в разной степени. У некоторых детей никакие из этих стимулов высокого уровня не смогут привести к изменениям в поведении, так что в начале программы приходится работать с низкоуровневыми стимулами. Хорошими подкреплениями, помогающими детям осваивать новые навыки на начальном этапе, являются еда, активные игры, музыка, просмотр видео, игрушки. Однако важно не только распознать, какие виды подкрепления подходят для ребёнка на данном этапе, но и увеличивать разнообразие и уровень эффективных видов подкрепления.

Неотъемлемый компонент хорошей программы по прикладному поведенческому анализу – это постепенный переход от низкоуровневых видов подкрепления (таких как еда) к более высокоуровневым (таким как похвала), а также снижение частоты их применения.

XPXsO0sKTZQ

Прикладной поведенческий анализ является специализированным методом терапии аутизма и не подходит для людей с другими диагнозами.

Прикладной поведенческий анализ используется во всём мире в психотерапевтическом консультировании пар и в работе над самыми разнообразными социальными и поведенческими нарушениями, такими как никотиновая зависимость, расстройства личности, обсессивно-компульсивное расстройство и т. д. Принципы методики были применены к детям с аутизмом лишь в конце 1960-х и в 1970-х годах. Эффективность прикладного поведенческого анализа научно доказана в работе с детьми с сочетанием любого количества нарушений, среди которых синдром Дауна, ДЦП, эмоциональные расстройства, задержка общего психического развития и т. д. (по материалам http://knospe-aba.com/cms/en/home/44.html).

Прикладной поведенческий анализ превращает детей в «маленьких роботов».

При правильном применении прикладной поведенческий анализ развивает способность ребёнка к личностному самовыражению и выражению своих желаний. Это происходит, поскольку дети учатся навыкам, необходимым для общения, игры и получения удовольствия от жизни… поскольку дети учатся учиться.

Прикладной поведенческий анализ направлен только на «поведение» и не уделяет внимание речи.

Программы по прикладному поведенческому анализу являются комплексными и затрагивают все аспекты жизни ребёнка: его поведение, его социальные, когнитивные, игровые, моторные, речевые и коммуникативные навыки, а также навыки самообслуживания в быту.

Прикладной поведенческий анализ не подходит для детей старшего возраста.

Последние исследования показывают, что прикладной поведенческий анализ приводит к значимому развитию навыков как у тех, кто начал занятия в преддошкольном возрасте, так и у детей старшего возраста. Хотя возраст начала терапии остаётся важным фактором в прогнозе течения аутизма, это не причина лишать более старших детей возможности лечения.

Вся терапия происходит за письменным столом.

Программы по прикладному поведенческому анализу действительно включают в себя работу «за письменным столом», но не ограничиваются ею. В рамках этого комплексного подхода занятия происходят как за письменным столом, так и во дворе, по соседству с домом, в школе, на специальных игровых встречах со сверстниками – словом, везде, где ребёнку нужно учиться новым навыкам и применять их! Чтобы ребёнок получал удовольствие от занятий, много времени отводится весёлым занятиям, подкрепляющим интерес.

няня на полу

В прикладном поведенческом анализе используется аверсивное подкрепление / физические наказания.

Нет. В прикладном поведенческом анализе не используются физические наказания.

Терапия отнимает у ребёнка детство.

Как раз наоборот – прикладной поведенческий анализ стремится вернуть ребёнку детство, обучая его навыкам, необходимым для общения со взрослыми и с детьми, для игры, для того, чтобы научиться пользоваться игрушками, взаимодействовать с обществом и вообще получать удовольствие от жизни.

Терапия препятствует социализации, так как ребёнок всё время находится дома.

Прикладной поведенческий анализ способствует социализации, поскольку прежде чем ожидать от ребёнка самостоятельного нахождения в обществе, терапия обучает его необходимым для этого навыкам. Если ребёнок оказывается в более напряжённой социальной обстановке (например, в школе) и при этом не обладает необходимыми базовыми навыками, то он со значительно большей вероятностью будет демонстрировать поведенческие нарушения, а следовательно, испытывать сложности с тем, чтобы учиться и заводить друзей. Для сравнения представьте, что вы бы из восьмого класса школы сразу попали в институт – были бы вы к этому готовы в социальном плане?

Навыки сохраняются только во время занятий с терапевтом.

Если обучение навыкам происходит только в одном месте, одним способом и при взаимодействии с одним человеком, то да, скорее всего только там они и будут проявляться. Однако, как уже говорилось выше, качественная программа по прикладному поведенческому анализу уже с самого раннего этапа работы включает в себя компонент обобщения, тем самым предотвращая данный эффект. Цель программы состоит в том, чтобы «научиться учиться», то есть в итоге ребёнок будет проявлять полученные навыки и осваивать новые в любой обстановке и с любыми людьми.

66% времени дети слышат слово “Нет”.

Ничего подобного. Так могут говорить только те, кто не понимает принципов прикладного поведенческого анализа и считает, что правило двух ошибочных попыток (мы всегда ждём, пока ребёнок дважды совершит ошибку, прежде чем помочь ему или сказать правильный ответ), применяемое ТОЛЬКО для отработанного материала, применяется и при введении нового материала. Такой метод противоречил бы всем нашим теоретическим и практическим представлениям об обучении новым навыкам. Кроме того, утверждение, что 66% времени дети слышат слово “Нет”, основывается на совершенно ошибочном предположении, что они никогда самостоятельно не дают правильный ответ с первой попытки!

Занятия в рамках прикладного поведенческого анализа направлены на успех ребёнка!

Источник: http://www.prioritiesaba.com/resources-links/myths-and-misconceptions-about-aba

Перевод: Светлана Малютина

Редактор:Марина Волкова, Марина Лелюхина